Три вдохновляющие истории простых людей, добившихся успеха

Истории обычных людей, ставших миллионерами

Для того чтобы построить свой бизнес, вовсе не обязательно быть IT-гением, вроде Билла Гейтса или Марка Цукерберга. Можно быть обычной домохозяйкой, медсестрой или вовсе не иметь ни профессии, ни дома. Рецепт для всех — один. И главные его составляющие — упорство и изобретательность.

История №1

Десять лет назад Шери Шмельцер была сорокалетней домохозяйкой, и все ее заботы вращались вокруг дома и троих детей. Но скука и рутина одолели женщину, поэтому ей захотелось найти себе и детям какое-то новое развлечение. Взгляд ее упал на стройный ряд резиновых тапок Crocks, принадлежащих ее многочисленному семейству — все, наверное, видели эти смешные тапки с дырками на широких пляжах Египта и у бассейнов Турции. Шмельцер вооружилась клеем и горсткой стразов, которыми и стала заполнять эти дырки, создавая все более замысловатые дизайны. Муж подал Шери идею создать свой вебсайт — так и появилась в 2005 году их компания Jibbitz.

Шери Шмельцер: “Мы сели и устроили семейный совет — хотим ли мы превратить это в настоящий бизнес? У нас был непогашенный кредит на тот момент, и нам нужно было совершить прыжок веры — верили ли мы настолько в наш товар? Да. Хотели ли мы этого? Да. Если бы все провалилось, то мы бы смогли успокоить себя тем, что верили в свой бизнес и сделали, что могли”.

А к августу 2006-го продажи аксессуаров для Crocks достигли $2,2 миллионов. Но не все было так уж просто — Шери пришлось поначалу работать практически 24 часа в сутки, так как к заботам о детях добавились и посыпавшиеся заказы, которые она выполняла вручную. Чтобы продвинуть свои поделки, Шмельцеры даже не стали писать бизнес-план и развешивать рекламу. Вместо этого они напрямую обращались в магазины, показывали свой товар и обзванивали людей.

Шери Шмельцер: “Если вы обеспечиваете хороший клиентский сервис, то клиенты будут о вас говорить. Мы не делали никаких маркетинговых исследований. Компания выросла «органично».

Почти как Томасу Эдисону с его 2000 попытками подобрать материал для лампочки, Шмельцер пришлось потратить немало сил на то, чтобы сделать правильный и прочный дизайн своих украшений. Первый блин вышел комом — люди начали жаловаться на то, что стразы выпадают или ломаются, и возвращали товар. Спустя еще девять проб дело завертелось с невероятной скоростью.

За полтора года существования бизнес невероятно разросся — и компания, производящая тапки Crocks, выкупила Jibbitz за $10 миллионов.


История №2

Глава медицинской компании PJ Care (с оборотом в $18,2 миллионов) Джен Флоун даже не закончила школу. Когда ей было 30, она прошла курсы медсестры и так начала свою медицинскую карьеру, которая затем взлетела на невероятную высоту.

В начале 90-х Флоун ухаживала за людьми с различными стадиями слабоумия. И условия, которые могла обеспечить таким пациентам обычная больница, Джен категорически не устраивали. Потом она успела поработать и в министерстве здравоохранения Великобритании, где пыталась что-то изменить в медицине на законодательном уровне. Но бюрократические проволочки тормозили процесс:

“Я была ужасно разочарована. У меня возникло ощущение, будто в государственных структурах никто не способен принимать решения”, — так говорила Джен Флоун.

И тогда ее муж посоветовал не полагаться на кого-то еще, а самой заняться делом. Все подсчитав, они решили открыть неврологический центр, который бы мог принести около $166 тысяч чистой прибыли. Но, помимо выгоды, у Джен был и другой интерес — очень личный: “У меня с детства было желание стать медсестрой, а потом у меня родилась дочь с инвалидностью, что еще сильнее меня подтолкнуло к этому”, — признавалась женщина.

Препятствием стали банки – немолодой сестре почти никто не хотел давать кредит:

“Для них я была просто медсестрой и женщиной. Один из банкиров даже не смотрел мне в глаза, когда со мной разговаривал. Другой заявил, что медсестра, никогда не работавшая в бизнесе, не может разбираться в финансах”.

Удача улыбнулась Джен только в банке Unity Trust, который дал ей $1,2 млн для основания своего дела. Первый медицинский центр открылся в Милтон-Кинсе (город в 72 км от Лондона) в 2001 году. Там могли лечиться одновременно 22 пациента, которые не заставили себя ждать. На прибыль от больницы Флоуны выкупили свой дом, который им пришлось заложить, и смогли открыть еще два центра — в Питерборо и в Милтон-Кинсе. В планах у Флоун — открыть четвертый центр в Манчестере.

Лечение в медцентрах PJ Care стоит дорого: за неделю содержания клиника берет $2825 (для сравнения: в обычной больнице это стоило бы $1246), но здесь пациентам после травм головного мозга, комы, болезней Хантингтона и Паркинсона действительно помогают жить, тогда как в обычной больнице без специального ухода они были бы прикованы к постели.

Джен Флоун — 66 лет, но она не собирается останавливаться на достигнутом. В ее планах — выйти на международный рынок и консультировать другие медицинские центры.


История №3

Эта история успеха отличается от остальных: она — не про представительниц таких благородных профессий, как медсестра или мама-домохозяйка. История Дани Джонсон — это Гавайи, наркотики и попытка суицида.

Дочка наркоманов, Дани, в детстве пережила все ужасы жизни в неблагополучной семье: побои, домогательства и унижения. Уйдя из дома, она существовала за счёт сомнительных отношений с не менее сомнительными мужчинами, которые кормили ее на свиданиях. Спать приходилось в машине, а чтобы заработать хоть какие-то деньги — подрабатывать официанткой в одном из гавайских баров.

Прошлое давило на девушку очень сильно, и она пристрастилась к кокаину. Удовольствие это не из дешевых, и ей пришлось заняться проституцией. К моменту, когда ей исполнился 21 год, жизнь Джонсон скатилась на самое дно. В один из «отходняков» Дани стало совсем плохо, и она решила утопиться. Но тут что-то «сломалось» в ее голове, и девушка услышала внутренний призыв: «Это не должно было стать твоей жизнью, ты не должна употреблять. В жизни есть вещи получше».

Дани стала думать, как выбраться из сложившейся ситуации. На съем квартиры ей нужно было $4,500, но официанткой столько не заработаешь – разве что за 4 месяца работы. Жить в машине не хотелось. Порывшись на заднем сидении, Дани нашла курс для похудания и подумала, что это знак. Найдя номер производителя, она позвонила и спросила у него, что требуется для реализации товара на Гавайях. Как оказалось — лицензия и деньги, которых, естественно, не было. Тогда Джонсон пошла по другому пути:

“Я от руки написала флаер, но мне нужен был номер телефона для рекламы, чтобы люди могли связаться со мной — у меня его, конечно, не было. Я взяла Yellow Pages (телефонный справочник — прим. ред) в телефонной будке. У официанток всегда есть мелочь! Я позвонила в одну маленькую телекоммуникационную компанию. Поболтала немного с одним парнем, пытаясь наладить контакт. За $15 я получила голосовую почту” — вспоминает Дани Джонсон.

Флайер Дани повесила на почте — без особой надежды на ответную реакцию. Но среди гавайцев, видимо, стремящихся выглядеть еще лучше на пляжах, нашлось 25 человек, которые в течение трех часов оставили заказы.

За первый месяц Джонсон получила 40 чеков — и $4000. Позвонив еще раз производителю, она рассказала им про 40 заказов, и производители уже не смогли отказаться. Осталось только получить адрес доставки. Из-за отсутствия домашнего адреса Джонсон пришлось договариваться с местным магазинчиком, торгующим алкоголем. За год Дани Джонсон заработала четверть миллиона долларов (для 90-х — сумма внушительная), просто перепродавая курс. К концу второго года она уже была миллионером. Перейдя к более крупным проектам, девушка смогла открыть 18 центров для снижения веса по всей стране и стать мультимиллионером — ей тогда было 27 лет